160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
Арзамас Гид

Арзамас Как егерь генерала пленил


Автор В. Панкратов от 03.02.2014, 17:54

Вам не видать таких сражений!..
М. Лермонтов.

Среди героев Отечественной войны 1812 года по праву значится имя Василия Васильевича Золотова. Нет, его портрет не помещен в галерее прославленных генералов в Эрмитаже. Не был он и полковым командиром, водившим своих подчиненных на вражеские редуты. Он был фельдфебелем 1–й гренадерской роты 18–го егерского полка и отличился в Бородинском сражении. Сам главнокомандующий М. Кутузов отметил героя.

Произошло это так. При обороне люнета – батареи генерала Н. Раевского – полк находился непосредственно за ним, в резерве. Во время второй атаки на батарею, в 10 часов утра, французам бригады генерала Шарля–Огюста Бонами удалось выбить оттуда дивизию И. Паскевича и егерскую бригаду 12–й дивизии, переколов штыками орудийную прислугу.

Генерал А. Ермолов, заметив на Курганной батарее французов и взяв лишь третий батальон Уфимского пехотного полка, повел солдат в атаку. Н. Раевский послал им на подмогу 18–й егерский полк. Атакой руководил шеф полка генерал Ф. Алексополь, а впереди своих егерей шел на редут полковой командир подполковник Т. Чистяков. Интенсивность огня, как отмечали очевидцы, была настолько сильна, что выжить можно было лишь чудом. Один за другим были ранены генерал Алексополь, батальонные командиры, другие офицеры. Однако через четверть часа упорной битвы люнет вновь перешел в руки русских. Желая взять реванш, французы несколько раз ходили в атаки, но егеря отбивались как могли. Во время одной из атак фельдфебель Золотов, увидав какого–то французского начальника, пытавшегося собрать солдат для новой схватки, будто кошка, прыгнул ему на спину, свалил и потащил с Курганной высоты.

Подпоручик 12–й легкой артиллерийской роты Н. Митаревский вспоминал: «…Все наше внимание обращено было на колонны, по которым тотчас же началась жесточайшая пальба. Стреляли мы, стреляли батареи левее нас, стреляли из люнета и из–за люнета. Ружейных выстрелов не было уже слышно, их заглушала канонада.

Неприятельские колонны шли без выстрела. Кажется, одни только наполеоновские войска и могли наступать таким образом. Зато сколько их и легло на этом пути! По мере приближения к люнету в колоннах начало темнеть, и потом все скрылось в дыму и пыли, так что, постреляв еще в колонны почти уже наугад, мы поворотили свои орудия против неприятельских. Как отступали французы от люнета – мы не видали, но, конечно, не так уже стройно, как наступали. Вскоре стало известно, что неприятель был на люнете, что его оттуда прогнали, и даже прошел слух, что захватили Мюрата или какого–то генерала».

А вот как описывал тот бой француз Ш. Франсуа, капитан того самого 30–го линейного полка, что лихо ворвался в «манеж» Большого редута: «Наш полк получает приказ идти вперед. Мы достигаем гребня оврага и уже находимся на расстоянии половины ружейного выстрела от русской батареи. Она осыпает нас картечью, ей помогают несколько прикрывающих ее батарей, но мы не останавливаемся <…> Целые ряды, полувзводы падают от неприятельского огня, оставляя пустые пространства. Стоящий во главе 30–го [полка] генерал Бонами приказывает нам остановиться и под пулями выстраивает нас, а затем мы снова идем <…> Мы бросаемся к редуту, взбираемся туда через амбразуры <…> Русские артиллеристы бьют нас банниками, рычагами. Мы вступаем с ними врукопашную и наталкиваемся на страшных противников. Много французов вперемежку с русскими падает в волчьи ямы <…> Мы вынуждены отступить и пройти через редут, через русскую линию, успевшую оправиться, и через волчьи ямы. Полк наш разгромлен. Мы снова строимся позади редута, все под пулями неприятеля, и пытаемся сделать вторую атаку, но без поддержки нас слишком мало, чтобы иметь успех. Мы отступаем, имея 11 офицеров и 257 солдат – остальные убиты или ранены <…> Я участвовал не в одной кампании, но никогда еще не участвовал в таком кровопролитном деле и с такими выносливыми солдатами, как русские».

Из всего французского полка под командованием Бонами, численностью 4 100 человек, в строю осталось только около 300 солдат. Сильно потрепан был и 18–й егерский полк (стоит заметить, что в Бородинском сражении участвовали лишь два его батальона, третий находился в другом месте): потерял 303 нижних чина (убито – 147 рядовых, ранено – 6 унтер–офицеров, 111 рядовых и 4 нестроевых; без вести пропало – 4 унтер–офицера, 30 рядовых и 1 нестроевой), 12 офицеров ранены. Пленный, захваченный Золотовым, назвался королем Неаполитанским Мюратом. Но правда открылась, когда фельдфебель доставил его к Кутузову. Офицер 11–й артиллерийской бригады И. Радожицкий описывал это событие так: «... Этот мнимый Мюрат был генерал Бонами. Когда русский гренадер хотел его колоть, то он, для спасения своего, вскричал: «Я король!». Тогда усач, взявши короля за шиворот, потащил к главнокомандующему. Князь Кутузов тут же ... наградил его знаком отличия военного ордена Св. Георгия». На самом деле В. Золотов не получил этой награды – он был произведен в подпоручики.

15 сентября 1812 года 18–й егерский полк расформировали: часть его состава поступила на доукомплектование 1–го и 33–го егерских полков. А команда чудо–богатырей, состоящая из «30 рядовых с батальона с приличным числом унтер–офицеров и офицеров и унтер–штаб» во главе с подполковником Т. Чистяковым, награжденным за Бородино орденом Св. Георгия 4–й степени, была отправлена в Арзамас на доукомплектование до полных штатов. Среди тех, кого командир взял с собой, был и В. Золотов. Прямых указаний на то нет, но есть неоспоримое свидетельство: его формуляр за 1815 год, где сказано: «Фельдфебель Василий Золотов Его Светлостью Господином Главнокомандующим армиями Князем и кавалером Голенищевым–Кутузовым во время сражения 26–го числа августа при селе Бородине за взятие французского генерала в плен произведен в подпорутчики. Которому сей чин того ж августа 26–го числа 812–го года и объявлен». То есть Золотов прошел всю войну в составе 18–го егерского полка, куда поступил в 1803 году.

Надо сказать, что В. Золотов происходил из солдатских детей. Службу начинал рядовым, на втором году службы произведен в унтер–офицеры, а в 1806 году – в фельдфебели. В 1812 году ему было 29 лет, десять из них он отдал армии. Понятно, что с таким младшим офицером командир полка расстаться не мог.

Первоначально предполагалось, что 18–й егерский полк будет квартировать в селах Новый Усад, Собакино, Колино, Пешелань и Бебяево. Однако они были заняты Костромским пехотным полком, поэтому егерей направили в села Б. Арать, В. Враг, Старое и Новое Иванцово, которые тогда относились к Арзамасскому уезду. Полк пополнялся мушкетерами, уже служившими в пехотных полках, а также из числа временных полков, сформированных в Воронежской, Тамбовской и Ярославской губерниях. В декабре 1812 года 18–й егерский полк (в составе двух батальонов: 1 штаб–офицера, 10 обер–офицеров, 17 унтер–офицеров, 15 музыкантов и 702 рядовых) отправился «в поход к вновь назначенным квартирам Могилевской губернии в город Новую Белицу», что под Гомелем, и затем участвовал в заграничном походе.

Источник

Просмотров: 3508


Просмотреть свежие комментарии

Другие новостные материалы

Новости Арзамаса

Новости города на сайте Арзамас Гид

добавить на Яндекс
Кинотеатр Люмен Фильм

Афиша кинотеатра Люмен Фильм

добавить на Яндекс
Телефоны Арзамаса

Телефоны организаций Арзамаса

добавить на Яндекс

© 2008–2018 гг.
Арзамас Гид – Путеводитель по городу

город Арзамас
Контакты: arzamasgid@yandex.ru

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

160x220