160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
Арзамас Гид

Арзамас Оборотень


Автор В. Панкратов от 04.07.2014, 16:00

В 1916 году он присягал царю. В 1917 – большевикам. В 1944 – немцам.

11 сентября 1918 года в Арзамасе состоялось первое торжественное вручение почетного Красного знамени ВЦИК 5-му латышскому стрелковому полку за заслуги в боях за Казань. Награждение произвел главнокомандующий Красной армии И. Вацетис. А принимал знамя Я. Грегорс, назначенный командовать полком после сдачи Казани. Они были знакомы с 1916 года, когда прапорщик Грегорс прибыл в 5-й Земгапьский латышский стрелковый полк, которым командовал полковник Вацетис.

Исследователи гражданской войны утверждают, что вся тяжесть обороны Казани 5 и 6 августа 1918 года пала на 5-й полк латышских стрелков (другие отряды показали свою полную небоеспособность), который в жестоких и кровопролитных боях дрался довольно упорно, на какое-то время даже потеснив противника. Однако В. Каппелю, тогда еще подполковнику, удалось сломить сопротивление красных латышских стрелков, рассеяв их на несколько групп. Командир полка Я. Бриедис сдался в плен, а вместе с ним, по разным источникам, от 137 до 350 бойцов (в полку было, по одним данным - 400, по другим - 507 человек,погибло 40). Остальным под командованием Грегорса удалось вырваться к Свияжску.

Не странно ли, половина полка сдалась, а его награждают?.. Тогда, как известно, в другом полку, не удержавшемуся в Казани и отступившему по приказу председателя Реввоенсовета Троцкого, расстреляли каждого десятого. Может быть, у полка были заслуги, о которых вслух предпочитали не говорить?

КАК ПРОШЛЯПИЛИ ЗОЛОТО

После октябрьского переворота 1917 года в Казань, которая располагала тогда самым новым банковским зданием с совершенными защитными системами хранения ценностей, перевезли золото из других российских губернских центров. Так что к моменту штурма белыми города здесь хранилось 444,5 тонны золота в монетах и слитках на сумму 574 миллиона золотых рублей — более 73 процентов всего золотого запаса России.

Вот этим-то и объясняется весь накал боев с обеих сторон.

Еще в конце июля командующему Восточным фронтом Вацетису было предписано принять меры по вывозу золота в Нижний Новгород. Но тот, опираясь на 12-тысячное войско, не рассчитывал, что белые возьмут Казань.

Когда же стало очевидным, что город не удержать, он приказал 5-му латышскому полку спасать золото.

Помощник командира 5-го особого латышского полка В. Навар вспоминал: «Стрелки под началом командира пулеметного взвода Яниса Берзиня, отражая огнем натиск белогвардейцев, погрузили в две пароконные повозки кожаные мешки с золотом и другими ценностями, а также государственные денежные знаки и, отстреливаясь, доставили их к Волге на пароходную пристань. Охраняемый вооруженным отрядом пароход доставил по Волге ценный груз в надежное место».

Но есть и другие свидетельства. Бывший управляющий Казанским отделением Народного банка РСФСР П. Марьин утверждал, что на четырех автомобилях вывезли «около 200 ящиков золота в монетах на сумму 12 миллионов рублей». По данным кандидата исторических наук А. Гака, большевики сумели вывезти 100 ящиков с золотом на сумму 6 123 796 рублей. По данным казанских краеведов, «до захвата города власти успели вывезти в Нижний Новгород часть золотого запаса на сумму 1 200 000 рублей». А бывший бухгалтер банка В. Лепешинский утверждал, что в Самару отправили «все хранившиеся в Казани ценности пятью транспортами». Еще один источник свидетельствует: «... в начале первого ночи последовало распоряжение загрузить два автомобиля ящиками с золотом», которые отправили по Сибирскому тракту. Вполне вероятно, что так оно и было: золото «потащили» в разные стороны...

Говорят, когда Ленин узнал, что золото спасти не удалось, он пришел в ярость и 30 августа приказал Троцкому расстрелять Вацетиса. Однако уже 2 сентября, сменив гнев на милость, рекомендовал его на должность главковерха Советской России. Что же произошло за эти три дня, что так круто повернуло судьбу бывшего царского полковника? Ответа найти не удалось.

А для 5-го латышского полка казанская операция обернулась не только награждением Красным знаменем, но и выделением его из состава дивизии и приданием ему статуса «особый», увеличением численного состава до 2500 человек и вручением многим серебряных часов. Получил их и Грегорс, назначенный командиром полка.

КАВАЛЕР ОРДЕНА БОЕВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

Когда правительство из Питера перебралось в Москву, Ленин, не доверяя «альбатросам революции», потребовал, чтобы Кремль охраняли латыши. И весной 1919 года 5-й особый латышский полк под командованием Грегорса оберегал уже правительство большевиков и Реввоенсовет. В октябре на Петроград двинул свои войска генерал Н. Юденич - сложилась напряженная обстановка. Туда срочно перебросили 5-й полк латышских стрелков. И вновь красные латыши отличились: - удар полка во фланг белым вызвал их отступление. А полк получил второе почетное Красное знамя ВЦИК.

Наградили и командира - орденом Боевого Красного Знамени. В приказе Реввоенсовета № 77 от 21 февраля 1920 года говорилось, что 25 октября 1919 года в районе города Павловска отличился командир 5-го латышского полка Грегорс: «В этом бою противником были введены в дело 2 танка; предвидя возможность возникновения паники среди красноармейцев полка, впервые видевших этот новый род оружия, тов. Грегор (так на русский манер писалась его фамилия - В. П.) взял в руки винтовку и вместе с комиссаром полка двинулся на танки, открыв по ним огонь бронебойными пулями. Весь полк как один бросился за ним, и неприятель несмотря на поддержку танков стал отходить. Таким образом, благодаря храбрости тов. Грегора, был предотвращен про¬рыв неприятеля к Павловску».

Однако 26 июля 1920 года фортуна отвернулась от красных латышских стрелков. Под Янчекраком, что в Одесском уезде Херсонской губернии, бригада, в которую входил и 5-й особый латышский полк, была окружена частями армии генерала П. Врангеля. Командир полка и еще 1® человек попали в плен. Они были освобождены после взятия Перекопа красными.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЛАТВИЮ

28 ноября 1920 года Краснознаменная латышская дивизия была расформирована, и около 12 тысяч латышей вернулись в Латвию. Руководство же осталось в советской России. Предлагали остаться и Грегорсу, обещая продвижение по службе. Он отказался. К тому же его покровитель Вацетис был в опале: в июле 1919 года его арестовали по подозрению в измене и военном заговоре. Несмотря на снятие обвинений на посту главнокомандующего не восстановлен, а отправлен в Реввоенсовет. Наверное, позднее Грегорс не раз благодарил Бога, что не остался в России, когда узнал об обвинении Вацетиса в шпионаже, участии в контрреволюционной террористической организации и расстреле его в 1938 году.

В юности Янис Грегорс мечтал стать учителем. Он даже поступил на курсы в уездном городе Вольмаре, успел окончить их до первой мировой войны. И вот теперь, вернувшись в Латвию, учительствовал в небольшом городке Лимбажи, был школьным инспектором в Елгаве - бывшей столице Курляндского герцогства, преподавал в Рижской коммерческой школе. И его, сражавшегося за советcкую власть против русских буржуев и угнетателей народа, ничуть не смущало, что Латвийская республика была буржуазным государством.

Когда в 1940 году Латвия вошла в состав Советского Союза, Грегорса не тронули. Пригодился орден Красного Знамени, который он никогда после 1921 года не надевал, спрятав подальше от посторонних глаз. Ему разрешили продолжать учительствовать. Хотя многих его товарищей депортировали.

НА СЛУЖБЕ У НЕМЦЕВ

А потом была другая война, которая для него не была Великой Отечественной. В 1944 году, с благословения германских властей, группа бывших военнослужащих латвийской армии объединилась вокруг генерала Я. Курелиса, которых стали называть «курелиеши». Они носили форму немецкой армии с нашивками в виде латвийского фйага на рукавах.

Вступил в нее и Я. Грегорс. С генералом Курелисом он был знаком еще с 1917 года, но потом пути их разошлись. Грегорс подался к большевикам, Курелис после октябрьского переворота демобилизовался, перебрался в Шанхай, а осенью 1918 года со¬здал из латышей „оказавшихся в Сибири, Имантский полк и стал его первым командиром. Стоит заметить, что полк в боях не участвовал, ему доверяли лишь охрану. Весной 1919 года Курелис уехал на родину и стал слу¬жить в латвийской армии.

И вот они снова встретились - командир полка Красной армии и командир полка Белой армии. Встретились уже под штандартом немецкой армии. Курелис определил Грегорса в адъютанты штаба. Историк X. Биезайс считает, что, хотя соединение Курелиса, «с одной стороны, выполняло задание немецких разведслужб, с другой стороны — было задумано как растущая военная сила для завоевания независимости Латвии в конце войны».

А вот что записал в своем дневнике Грегорс: «Были основания думать, что в эти роковые дни политика Германии изменится, что латышские добровольцы смогут сформировать свою армию, в которой мы будем бороться за свои идеалы, соответствующие европейским ценностям. К сожалению, это неприемлемо для немецкой политики. Этой осенью в разговоре с генерал-директором некий высокопоставленный немец заявил: вы, господа, достаточно умны, чтобы уже сообразить — Германия не даст вам желаемой независимости».

Когда же 1 ноября 1944 года генерала Курелиса вызывали к главе СС Остланда обергруппенфюреру Еккельну, латышские легионеры воспряли духом и заготовили меморандум, где, в частности, говорилось: «Просим германское правительство, чтобы было официально декларировано признание и готовность фактически предоставить независимость Латвии». Во время встречи «курелиеши» обещали фашистам в обмен на независимость развернуть страшную партизанскую войну в тылу красных. Когда же обергруппен-фюрер обмолвился, что есть решение признать самостоятельными Латвию и Эстонию, они пришли в неописуемый восторг: «Мы, латыши, от мала до велика, от юноши до старика возьмемся за оружие, чтобы защитить Курземе» (так латыши называли Курляндию), и предложили срочно опубликовать это сообщение. Но услышали в ответ: «Это может сделать только фюрер, а он занят более важными делами».

Однако немцы, видимо, опасались, что «партизанская армия» может повернуть оружие против них. 7 ноября Грегорс записывает: «Серьезные люди предупреждают, что нас окружат и расформируют. Если не сказать хуже...» 14 ноября была проведена операция СС по ликвидации группы: восемь офицеров штаба, в том числе Грегорса, арестовали и расстреляли. Генерала Курелиса отправили в Штуттгофский концлагерь и поместили в «привилегированный» барак. В 1951 году он эмигрировал в США, в 1954-м скончался.

ТАЙНОЕ ДОВЕРЯЛ ДНЕВНИКУ

Вот некоторые выдержки из дневника Грегорса. Они дают наглядное представление о его личности. 14 августа 1944 года Грегорс приводит рассказ некой женщины, которая, увидав офицеров-красноармейцев, латышей по национальности, поинтересовалась, что будет с гражданским населением, а те якобы сказали: «Тут не оставят никого, кроме членов партии».

20 августа: «В одной волости коммунисты-подпольщики распустили слух, что тех, кто ничего плохого при немцах не сделал, советские не тронут. Бедные простаки!»

6 сентября он приводит разговор с латышом-легионером СС, который сообщает,что после прорыва фронта под Невелем наступил сущий кавардак, что под Елгавой выдали по три патрона на винтовку, что толпы штурмуют склады со спиртом, что немцы подожгли Елгавский замок.

5 октября: «Это больше не наша Рига. У мостов через канал поставлены противотанковые заграждения. Трамваи больше не ходят, движение ограничено, за исключением перекрестков и обоих мостов через Даугаву, по которым текут бесконечные автоколонны. 2-3 октября началась обязательная эвакуация на кораблях в Германию».

7 октября: «Теперь и немцы, как и большевики, устроили нам ловлю рабов. Но что бы ни случилось, народ не может оставить свою землю, и преступно думают те «латыши», которые эвакуацию всего народа считают избавлением от смерния де ближе Сибири».

11 октября: «Большой процент наших легионеров расходится по домам и лесам».

15 октября: «Командир хоз-роты Янсонс рассказал случай: в квартиру, где он расположился, рано утром ворвался немецкий мотоциклист, видимо, из проходившей мимо танковой части. Вытащил пистолет и, угрожая расстрелом, потребовал от двух женщин тут же лечь и отдаться ему».

Интересно, вспоминал ли Грегорс тогда, как в начале апреля 1918 года их 5-й латышский полк почти три недели безжалостно убивал мужиков в Осташковском уезде Тверской губернии, которые арестовали большевиков и провозгласили Осташковский уезд независимой от советского правительства «народной республикой»?

Данный материал может быть использован другими источниками информации только с письменного согласия МАУ «Редакция газеты «Арзамасские новости»

Источник

Просмотров: 2862


Просмотреть свежие комментарии

Другие новостные материалы

Новости Арзамаса

Новости города на сайте Арзамас Гид

добавить на Яндекс
Кинотеатр Люмен Фильм

Афиша кинотеатра Люмен Фильм

добавить на Яндекс
Телефоны Арзамаса

Телефоны организаций Арзамаса

добавить на Яндекс

© 2008–2018 гг.
Арзамас Гид – Путеводитель по городу

город Арзамас
Контакты: arzamasgid@yandex.ru

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

160x220