160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
Арзамас Гид

Арзамас Это тоже правда о войне


Автор В. Панкратов от 24.07.2014, 14:58

Восточный мудрец сказал: «Не стоит искать черную кошку в темной комнате, тем более, если ее там нет». Вот и я хочу предупредить «охранителей» правды, что не стоит искать в этих заметках навета на победу. Ведь, как известно, война - это не только парадные фейерверки, но отступление, плен и предательство. И если мы хотим знать всю правду о войне, то необходимо прямо и откровенно говорить о том, что годами замалчивалось, что скрывалось от людского глаза в архивах под грифом «Совершенно секретно».

НА ФРОНТ - БЕЗ ОБУВКИ И ОРУЖИЯ

Оставим на совести историков спор о причинах наших неудач на начальном этапе войны: одни винят во всем военных, другие - руководство СССР. Для нас же важно понять, что неразбериха на фронтах самым негативным образом сказалась на жизни тыла, на мобилизационных планах, которые оказались сырыми. Так, 16 августа 1941 года секретарь Горьковского обкома ВКП (б) М. Родионов информировал секретаря ЦК ВКП (б) А. Андреева: «...Формировавшиеся в г. Горьком, Дзержинске, Арзамасе с 18.VI по 1. VIII части 279-й сд (стрелковой дивизии - В. П.) вплоть до дня отправки (4-5 VIII), кроме примерно 10 % состава, прибывшего из 6-й запасной бригады, не были обмундированы. <...> Обуви воинские части 279-й сд не получили совсем, кроме небольшого количества для начсостава, выданного при отправке. Многие бойцы и даже отдельные командиры ходили на обед, а подчас и на занятия разутыми».

Обмундирование поступило лишь перед самой посадкой в вагоны 4 и 5 августа, а потому «большинство красноармейцев так и не успело переодеться, уехало в своей одежде и запасом обмундирования». Обувку (2000 пар сапог и 5860 пар ботинок) доставили только 6 августа, когда эшелоны уже шли на фронт. Мало того, эшелоны были поданы со значительным опозданием: 4 августа, например, на 16 часов.

Разутым, конечно, много не навоюешь, но без оружия... Не раз доводилось слышать от ветеранов войны, что порой на нескольких воинов приходилась одна винтовка. И какая же тогда царила сумятица, если в Горьком при погрузке дивизии оставили 200 винтовок, несколько минометов, 47 лошадей и повозок с сеном. А грузившийся в Арзамасе 1003-й полк «позабыл» 129 лошадей.

«НЕ ПОПАДАЙТЕСЬ В АРЗАМАС»

Осенью 1941 года в Арзамасе стоял 94-й запасной стрелковый полк, о котором в округе шла недобрая слава. Проверить его было поручено начальнику особого отдела НКВД 6-й лыжной бригады младшему лейтенанту госбезопасности Кочубею. И вот что он доложил секретарю Горьковского обкома ВКП (б) Родионову: «Настоящим сообщаю, что политическая работа в 94-м зап. стр. полку находится на низком уровне». И далее особист описывает, что в местном клубе, который был занят под карантинное помещение для 700 солдат, красноармейцы побили стекла, посшибали замки и переломали кресла, подожгли бильярдный стол, на полу валялись бутылки, мусор. Они спали вповалку, друг на друге в зрительном зале и тут же справляли нужду, кругом следы рвоты. А на улице он обнаружил разорванный комсомольский билет. В сообщении Кочубей приводит выдержки из писем красноармейцев полка. К примеру, И. Уваров писал: «...Сегодня по радио сообщали печальные вести о сдаче Киева. Положение на фронте, видимо, неважное. Вся учеба совершенно заглохла, занимаемся только для отвода глаз высшего начальства». Боец Н. Кузнецов сообщает родным:«... Одно нехорошо - это военная подготовка. Надо бы желать в несколько раз лучше. Ведь нас готовят воевать с довольно сильным противником, а мы в военном деле ни бельмеса не понимаем. Кроме уставов строевой, гарнизонной службы и нашей боевой трехлинейки, надо бы желать лучшего». Еще одна выдержка: «... В батальоне выздоравливающих жизнь тоже нехорошая, нет исключительно никакой дисциплины, никакого порядка, кто куда вздумает, тот туда и идет. Насчет питания против госпиталя в несколько раз хуже, утром супа тарелка и хлеба грамм 200, в обед то же самое, иной раз и второго дают - немного каши пшенной, но не каждый день. Вот и все. В случае придется, так даю совет: не попадайтесь в Арзамас, лучше на фронт».

Хромала дисциплина и среди начальствующего состава. Однажды политрук 2-й стрелковой роты Барбиков ушел в самоволку с группой бойцов в Хватовку, где они стали пьянствовать. Потом политрук ввалился в дом к незнакомой женщине, откуда его и забрал патруль. В архиве хранится и документ, датированный 9 ноября 1943 года. В тот день бойцы 94-го запасного стрелкового полка под видом розыска дезертиров посетили квартиру гражданки Малышевой и, связав ее вместе с девятилетней дочерью, забрали свыше 50 различных предметов.

ОТ ТЕШИ ДО ЭЛЬБЫ

Но не стоит всех бойцов и командиров 94-го полка мерить одним аршином. Взять хотя бы Владимира Прокопьевича Бородина. Он был призван в армию как раз в то время, о котором докладывал в обком особист Кочубей, и после трехмесячного обучения в феврале 1942 года вместе с другими новобранцами в составе маршевого пополнения был зачислен рядовым во взвод пешей разведки 37-го гвардейского стрелкового полка 12-й гвардейской стрелковой дивизии. Боевое крещение принял в районе города Сухиничи. В ожесточенных боях в марте 1942 года получил первое ранение. Вскоре был назначен заместителем политрука, а затем - политруком взвода. В мае 1942 года Владимир Бородин получил первое офицерское звание. С лета 1942 года служил в штабах 37-го, а затем 29-го стрелковых полков той же дивизии в качестве помощника начальника штаба полка по шифровальной службе, по тылу, по оперативной части (первый помощник начальника штаба полка).

В составе 12-й гвардейской Краснознаменной, ордена Суворова Пинской стрелковой дивизии В. Бородин принимал участие в Московской и Курской битвах, форсировании Днепра, освобождении Белоруссии, Латвии, Литвы, Польши, Берлинской операции. Участвовал в боях на территориях Тульской, Калужской, Орловской, Сумской, Черниговской, Полесской, Пинской, Брестской и других областей. Был трижды ранен.

2 мая 1945 года северо-западнее Берлина дивизия вышла на Эльбу и встретилась с 84-й пехотной дивизией армии США. 3 мая по приказу командира дивизии гвардии майор Бородин вместе со связными Молдабаевым и Бойко переправился на западный берег Эльбы и встретился с командиром одного из полков дивизии союзников - полковником Хоу, а через день нанес визит и в штаб дивизии американцев. После войны продолжил службу в армии и завершил ее в декабре 1968 года в должности заместителя начальника мобилизационного отдела Главного управления кадров Министерства обороны СССР.

Полковник Бородин - автор книг «День Победы» и «Гвардейская двенадцатая...», Заслуженный работник культуры РСФСР, член Международного союза славянских журналистов, ассоциации писателей-баталистов и маринистов России и Белоруссии. Он награжден орденами Отечественной войны I и II степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом Дружбы, орденом ГДР «Братство по оружию», медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и другими.

ПРЕДАНЫ СУДУ ВОЕННОГО ТРИБУНАЛА

Особую категорию архивных дел составляют материалы о дезертирстве. 30 мая 1942 года военный прокурор Горьковского гарнизона военный юрист 2-го ранга Ваксман информировал руководящие органы области:«... Характерным является дело дезертира Баранова B.C. Баранов дезертировал из армии в сентябре 1941 года. Разъезжая по разным городам и селам, Баранов на ст. Арзамас познакомился с эвакуированной гр-кой Добросердовой, с которой прибыл на место жительства в село Мигино Сергачского района и проживал в доме колхозницы Малыгиной. Позднее Баранов на территории Сергачского района познакомился с дезертирами фронта Сливинским и Зайцевым. После совместной выпивки они решили заняться грабежом. 28 февраля с.г. Баранов, Сливинский и Зайцев ворвались в квартиру Малыгиной, убили ее, квартирантку Добросердову и двоих детей, забрали вещи и разные ценности на сумму около 30000 рублей и скрылись. Как установлено, награбленные вещи были поделены в дер. Андреевке. Часть из этих вещей на сумму около 10 тыс. рублей была оставлена хозяевам квартиры Манякову Насипу и Маняковой Халяси за то, что последние оказали им помощь скрываться. Все они в настоящее время арестованы и переданы суду воен-ного трибунала».

«НАСТУПЛЕНИЕ» СЫПНЯКА

Арзамас всегда испытывал трудности с обеспечением водой. И хотя накануне войны были приняты некоторые меры, воды городу не хватало. Водопровод в сутки мог давать тысячу кубометров при потребности 9 тысяч кубометров. А тут еще сыпной тиф «навалился». В Арзамасе, как видно из справки облздравотдела, на декабрь 1941 года рост заболеваемости составил 60 процентов. К сожалению, городские власти не придали этому «серьезного значения и эвакуируемое население размещалось по квартирам без предварительной санобработки». Сказалось и «отсутствие достаточного количества бань и дезкамер для проведения санобработки, кроме того, необеспеченность бань топливом для нормальной работы». Необходимая работа не проводилась и на вокзалах Арзамаса.

Не на должном уровне оказались и местные медики: «В Арзамасском районе больные с ясной клинической картиной сыпного тифа госпитализировались с диагнозом «токсическая фирма гриппа», санобработку провели с большим опозданием, в результате чего в ноябре в Арзамасе было 11 случаев сыпного тифа. Больше того, зная о заболеваемости сыпным тифом в Васильев Враге, эпидемиолог Арзамасского района разрешила направить людей на оборонное строительство [...]». Со временем сыпной тиф удалось «усмирить». Но тогда, в 1941-м, он представлял большую опасность.

Данный материал может быть использован другими источниками информации только с письменного согласия МАУ «Редакция газеты «Арзамасские новости»

Источник

Просмотров: 3305


Просмотреть свежие комментарии

Другие новостные материалы

Новости Арзамаса

Новости города на сайте Арзамас Гид

добавить на Яндекс
Кинотеатр Люмен Фильм

Афиша кинотеатра Люмен Фильм

добавить на Яндекс
Телефоны Арзамаса

Телефоны организаций Арзамаса

добавить на Яндекс

© 2008–2018 гг.
Арзамас Гид – Путеводитель по городу

город Арзамас
Контакты: arzamasgid@yandex.ru

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

160x220