160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
Арзамас Гид

Арзамас Из библиотеки Богодурова А.А.


Автор В. Панкратов от 31.01.2015, 20:55

Александр Алавердиевич Богодуров в начале XX века был известным общественным деятелем в Арзамасском уезде. Потомственный дворянин, его мать приходилась правнучкой именитому русскому зодчему В. Баженову, он проживал на хуторе близ села Корино, что стояло от города верстах в двадцати. Главной ценностью дома были библиотека и рояль, на котором музицировала супруга Наталья Александровна, урожденная Садовская.

Так вот, в библиотеке Богодурова имелась, в общем-то, ничем не примечательная книжица в бумажной обложке - такие, по обыкновению, печатали в расчете на массового и небогатого читателя. На обложке значилось: «Тургенев И. С. Несколько заметок о русском хозяйстве и о русском крестьянине. Со вступительной статьей Н. 0. Лернера. Одесса. 1911». На первой странице - автограф: «Борису Александровичу Садовскому. Издатель. Спб: 26-1-911».

Как известно, в 1842 году Тургенев решил поступить на государственную службу - в министерство внутренних дел, которое возглавлял бывший декабрист Л. Перовский.

А в тот же год император Николай I предложил разработать проекты «О юридическом и экономическом положении крестьян». Посему в качестве своеобразного экзамена к зачислению на службу и проверки способностей и образа мыслей министр предлагал всем молодым людям, поступавшим к нему на службу, составлять записки по данному вопросу. Так родились «Несколько заметок о русском хозяйстве и о русском крестьянине» Тургенева, в которых он выступает сторонником развития русского народа по пути, указанному Петром Великим, но отрицательно относится к европейским буржуазным порядкам и говорит о необходимости сохранения в России крестьянского сословия, наделенного землей и освобожденного от крепостной зависимости.

Прежде хранившиеся в рукописном отделении императорской публичной библиотеки и никогда не публиковавшиеся тургеневские «Заметки» впервые были напечатаны 9 декабря 1910 года в «Одесских новостях», а на следующий год вышли отдельной книжкой.

Экземпляр с автографом из библиотеки Богодурова ныне выставлен на продажу в одном из букинистических магазинов Москвы.

«ПРИЧИСЛЯЯ СЕБЯ К ПОЭТАМ ПУШКИНСКОЙ ШКОЛЫ...»

Но каким образом книжка оказалась у Богодурова? Все просто. Б. Садовский, приходившийся ему шурином, то есть братом жены, знал, что вопросы крестьянства всегда волновали Александра Алавердиевича - это, видимо, пошло от отца, Алаверди Ассирбековича, который еще в 1867 году в «Нижегородском сборнике» губернского статистического комитета опубликовал статью «Обзор хода крестьянского дела в Нижегородской губернии».

Имеет свое объяснение и появление автографа. Поэта серебряного века Б. Садовского, конечно же, мало занимали дела крестьянские, его более всего интересовали входившие в моду поэты-символисты, он даже с сарказмом обрушивался в прессе на тех, кто не принимал нового движения, хотя сам оставался в своем творчестве приверженцем поэзии XIX века. В предисловии к первой книге стихов «Позднее утро. Стихотворения 1904—1908» он писал: «Причисляя себя к поэтам пушкинской школы, я в то же время не могу отрицать известного влияния, оказанного на меня новейшей русской поэзией, поскольку она является продолжением и завершением того, что дал нам Пушкин». И это единило его с автором вступительной статьи Н. Лернером, который в 1903 году выпустил книгу «А.С.Пушкин. Труды и дни» (переиздана в 1910 году) - за нее Лернер получил полную премию Лицейского Пушкинского общества.

Примечательно, что они по своему социальному происхождению разнятся. Предок Садовского - священник, дворянство выслужил многолетней и беспорочной службой себе и детям, его отец Александр Яковлевич. Детские годы Бориса прошли на Личадеевской даче, что в пяти верстах от села Пятницы, частенько вместе с родителями он бывал в Арзамасе и в своих воспоминаниях тепло отзывался о городе. Лернер вырос в Одессе, в еврейской семье, его отец - литератор, сотрудник редакции «Одесских новостей», руководитель здешней театральной труппы. А вот появились на свет оба 3 марта: Лернер в 1877 году, Садовский-в 1881-м.

Где, когда и как сошлись они, не берусь судить, нет никакого намека даже в мемуарах Садовского. Вероятнее всего, их познакомил Мстислав Александрович Цявловский, который считался одним из ведущих пушкинистов.

САДОВСКИЙ И ЦЯВЛОВСКИЙ

Б. Садовский и М. Цявловский («худенький черненький мальчик, шалун и непоседа») подружились еще в Нижегородском дворянском институте. Оба пылали страстью к театру и однажды явились к актеру В. Далматову, блиставшему в ту пору на нижегородской сцене, и попросили у него «мест на его завтрашний бенефис». Институт они не окончили. Садовский вынужден был перейти здесь же, в Нижнем, в гимназию, Цявловский укатил в Варшаву и тоже учился в гимназии.

После долгой разлуки они встретились в Москве 3 сентября 1902 года, когда Борис зашел в канцелярию историко-филологического факультета. На университетском дворе он и увидал Мстислава, уже «успевшего обрасти солидной бородой»: «Он тоже зачислился в филологи», - писал позже в своих «Записках» Садовский.

И вновь в учебу вмешались «внешние» обстоятельства. Садовский подхватил «пикантную» болезнь и вынужден был на протяжении нескольких семестров брать академический отпуск, но курса так и не окончил. От политики всегда был далек, что не мешало ему эпатировать либералов своим монархизмом и консерватизмом, заявляя: «Консерватизм есть врожденная природная склонность...» Цявловский же «заболел» политикой, входил в состав Московской организации РСДРП, был арестован, выслан из Первопрестольной в Вологду. Однако в 1910 году окончил успешно университет и, расставшись с социалдемократической химерой, полностью отдался научной работе. Тот вклад, который он внес в пушкиниану, безо всякого преувеличения можно назвать грандиозным. Недаром специалисты говорили: «Все о Пушкине знают лишь Цявловский в Москве и Модзалевский в Лени-граде, а уж чего они не знают - того никто не ведает...»

КАРЕТА ПУШКИНА

Когда футуристы предлагали «сбросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч., и проч. с Парохода Современности», Б. Садовский предпринимал отчаянные попытки сохранить для потомков все, что было связано с именем поэта.

Так, в письме, которое, по мнению исследователей, написано в феврале 1911 года, он сообщает отцу, возглавлявшему Нижегородскую губернскую научную архивную комиссию: «Приходил диакон Нижнебазарской Троицкой церкви, Фаддей Евграфович Сперанский <...> с сообщением, что находится у него на комиссии карета А. С. Пушкина из Болдина. Стоит она сейчас в сарае (Солдатская набережная по Старой Сенной, д. Сперанского № 3, подле весов). Принадлежность ее Пушкину засвидетельствована у нотариуса. Просит диакон у тебя содействия — не приобретешь ли для себя или для Комиссии». К сожалению, дальнейшая судьба реликвии неизвестна.

Печален был удел и Сперанского, упомянутого в письме. В 1931 году он был арестован и обвинен по статье 58 -10 УК РСФСР («Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений»). Шел ему 87-й год. В «Книге памяти жертв политических репрессий в Нижегородской области» указано, что отец Фаддей, проживавший в деревне Гуленки Гагинского района, был приговорен к 21 дню лишения свободы.

УТЕРЯННЫЙ ПОРТРЕТ ПОЭТА

В Российском государственном архиве литературы и искусства (Ф. 464. Оп. 4. Д. 3. Л. 3546) имеется следующая газетная заметка, относящаяся к 1915 году: «Писателю Б. А. Садовскому посчастливилось отыскать в одной из нижегородских усадеб никому не известный и никогда не воспроизводившийся портрет Пушкина.

Портрет писан масляными красками и имеет около четырех четвертей в вышину и около трех — в ширину. Он принадлежал когда-то нижегородскому помещику Стобеусу (смею предположить, что речь идет о Николае Яковлевиче Стобеусе, имевшем владение в селе Красном Арзамасского уезда - В. П.), который получил его в подарок от самого поэта. Предполагается принадлежность этого портрета к 1818—20 гг. На это указывает костюм Пушкина и небольшие бакенбарды, каких он в позднейшие годы не носил».

В письмах к отцу Борис Александрович сообщает, что портрет, по оценке антиквара, может стоить до полутора тысяч рублей и что он предложил его Академии наук. Несколько месяцев шла экспертиза и, в конце концов, портрет приобрели за 150 рублей. Куда он подевался потом - тайна, покрытая мраком: нет ни фотографий с него, ни описаний в прижизненной пушкинской иконографии.

ЭПИЛОГ

Что стало с библиотекой Богодурова, можно только догадываться, если в букинистических магазинах появились отдельные издания из прежде богатого собрания. Плачевна была участь и самого хозяина библиотеки: хутор отобрали, имущество разграбили, лишили избирательных прав... Хорошо, что еще в застенки не сунули. Судьба не была благосклонна и к Садовскому. В 1916 году его парализовало, он не мог ходить. В 1925 году за границей распространились слухи о его смерти, и В. Ходасевич опубликовал некролог. Однако он, обитая вместе с женой в одной келье Новодевичьего монастыря, приспособленной под квартиру, продолжал писать. Благодаря ему удалось сохранить часть архива М. Цветаевой.

Они скончались в один и тот же 1952 год: Садовский 5 марта, Богодуров - 5 ноября.

Данный материал может быть использован другими источниками информации только с письменного согласия МАУ «Редакция газеты «Арзамасские новости»

Источник

Просмотров: 3036


Просмотреть свежие комментарии

Другие новостные материалы

Новости Арзамаса

Новости города на сайте Арзамас Гид

добавить на Яндекс
Кинотеатр Люмен Фильм

Афиша кинотеатра Люмен Фильм

добавить на Яндекс
Телефоны Арзамаса

Телефоны организаций Арзамаса

добавить на Яндекс

© 2008–2018 гг.
Арзамас Гид – Путеводитель по городу

город Арзамас
Контакты: arzamasgid@yandex.ru

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

160x220