160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
Арзамас Гид

Большое Туманово Тумановское имение


Автор В. Панкратов от 29.07.2015, 21:40

Знаете ли вы, что «басманский философ», как друзья прозвали П. Чаадаева, автора знаменитых «Философских писем», некоторым образом связан с селом Тумановым Арзамасского района?

Правда, здесь он никогда не бывал, да и вряд ли знал, где оно находится.

Тем не менее, одно время Петр вместе с братом Михаилом являлся владельцем тумановского имения.

СОЮЗ ЩЕРБАТОВЫХ И ЧААДАЕВЫХ

Дело в том, что братья Чаадаевы в раннем детстве остались сиротами. Их родитель, Яков Петрович скончался, когда Михаилу не исполнилось и трех лет отошла к Богу и матушка мальчиков, Наталья Михайловна.

Яков Петрович был примечательной личностью. В составе лейб-гвардии Семеновского полка участвовал в Шведской кампании и получил Георгиевский крест. Выйдя в отставку в чине подполковника, он служил советником Нижегородской уголовной палаты и как человек чести не мог благодушно взирать на злоупотребления должностных лиц. Особенно возмущало его поведение управляющего коллегией экономии П. Прокудина. Но плетью обуха не перешибить, и, понимая, что тягаться с влиятельным чиновником законным путем нереально - можно нажить себе врага, а то и места лишиться, - Чаадаев, обладая литературным даром, написал небольшую комедию «Дон Педро Прокодуранте, или Наказанный бездельник», которая была издана в Москве в университетской типографии «у Ридигера и Клаудия» в 1794 году. На титульном листе указывалось, что ее автором является Кальдерон де ла Барка, что переведена она с «Гишпанского на Российский язык» в Нижнем Новгороде. Имя же переводчика отсутствовало.

Однако прислушаемся к мнению известного историка литературы М. Логинова: «Пьеса эта не перевод с испанского, а оригинальное сочинение Я. Чаадаева. В ней выведены злоупотребления должностного лица - экономии директора, носившего фамилию, имевшую сходство с именем Прокодуранте. Фамилия этого должностного лица - Прокудин... Автор комедии был из числа многих лиц, негодовавших на его поступки, и написал эту пьесу для его осмеяния, сделав указание на малоизвестного тогда Кальдерона, чем отклонял до некоторой степени подозрения личности».

Высмеянный Прокудин «пришел в ужасный гнев и отчаяние и придумал решительную меру для уничтожения обличительной для него в ужасный гнев и отчаяние и придумал решительную меру для уничтожения обличительной для него книги. Он скупил через своих агентов все экземпляры комедии, сколько было возможно, и истребил их». Примечательно, что Петр Яковлевич, сын автора «Дона Педро», большой знаток литературы, прочел комедию только на склоне лет, так как она была библиографической редкостью. Так что литературный дар «басманный философ» получил, можно сказать, по наследству.

Супруга Якова Петровича, Наталья Михайловна, происходила из столбовых дворян Щербатовых. Известно, что окольничий и воевода князь Константин Осипович Щербатов в сентябре 1760 года, придя в Арзамас, участвовал в разгроме «воровских шаек» Степана Разина, а потом заменил прежнего арзамасского воеводу Леонтия Шайсупова, не сумевшего противостоять бунтовщикам.

Отец Натальи Михайловны, известный публицист и историк князь М. Щербатов, от ярославского дворянства в 1767 году участвовал в работе комиссии по выработке новых законов. В этой комиссии от дворянства Муромского уезда находился и И. Чаадаев (брат Якова Петровича), который был сослуживцем князя Щербатова по лейб-гвардии Семеновскому полку. Оба выступили ревностными защитниками привилегий родового русского дворянства и противниками улучшения положения крепостных крестьян.

Женитьба Якова Петровича на Наталье Михайловне укрепила союз двух семейств - Чаадаевых и Щербатовых. В метрической книге духовной консистории при московском губернском правлении записано, что восприемником при крещении старшего сына, Михаила, стали действительный тайный советник и кавалер граф Ф. Остерман (бывший одно время московским генерал-губернатором и сенатором, слывший любителем наук, искусств и знатоком латинского языка, на котором вел переписку с митрополитом Платоном) и вдовствующая бригадирша М. Чаадаева, а младшего, Петра, — тот же граф Остерман и вдовствующая княгиня Н. Щербатова.

В АТМОСФЕРЕ БАРСКОГО БЫТА

Заботу о малолетних братьях-сиротах взяла на себя родня. Княжна А. Щербатова, узнав о кончине младшей сестры, тут же бросилась в Хрипуново, что под Ардатовым, и увезла малюток в Москву. Здесь, на Покровке, возле Арбата, находился ее небольшой дом, где она обитала в окружении мосек и приживалок. Замужем она никогда не была, так что всю свою неистраченную любовь перенесла на племянников. Тетка, по воспоминаниям родственника Чаадаевых, М. Жихарева, была «разума чрезвычайно простого и довольно смешная, но, как видно из ее жизни, исполненная благости и самоотвержения»; она баловала племянников и воспитывала их в тепличной атмосфере барского быта.

Попечительство об имущественных делах Михаила и Петра взял на себя князь Д. Щербатов, родной брат их матери. А наследство досталось им немалое: имения во Владимирской и Нижегородской губерниях с 2718 душами обоего пола и дом в Москве. Состояние оценивалось примерно в один миллион ассигнациями.

Дмитрий Михайлович учился в Кенигсбергском университете, служил в лейб-гвардии Семеновском полку и в чине полковника вышел в отставку. «Он был умен, богат, мало честолюбив, очень самостоятелен, донельзя своенравен и своеобычен, очень самолюбив, чрезвычайно капризен, барски великолепен в замашках и приемах, отчасти склонен к похвальбе и превозношению...», - так характеризует хорошо знавший князя Жихарев.

Впрочем, это нисколько не отражалось на его опекунских делах. Он стремился не только сохранить все, что досталось в наследство братьям Чаадаевым, но и по возможности приращивал его.

В центральном архиве Нижегородской области имеется I дело «Об отказе в селе Туманове Арзамасского округа, "5 купленного опекунами графом Николаем Петровичем Толстым и князем Дмитрием Михайловичем Щербатовым малолетним господам Чаадаевым, доказанное по отказным книгам» (Ф. 153. Оп. 97. Д. 1427), датированное 1813 годом, из которого мы узнаем, как село перешло под руку Чаадаевых. Прежде имением владел капитан в отставке Степан Григорьевич Наумов, потом в наследство оно досталось его сыновьям Николаю и Александру, которые и продали его опекунам малолетних господ Чаадаевых. Надо сказать, граф Толстой - не случайная фигура в этом деле. Бригадир, действительный статский советник, он являлся в 1803-1804 годах почетным опекуном Московского опекунского совета.

Каким образом князь Щербатов, проживавший в Москве, прознал о продаваемом тумановском поместье, не станем гадать. Но ведомо, что его супруга, Александра Федоровна, владела поместьем в селе Слизневе Арзамасского уезда (ГАНО-2. Ф. 1. Оп. 1. Д. 39. Л. 66). Позднее в качестве приданого оно перешло к дочери Наталье.

Когда пришла пора приобщать братьев к наукам, Дмитрий Михайлович позаботился об учителях, а потом и в университет дал им свет. По воспоминаниям того же Жихарева, князь, рано овдовевший, стремился дать сыну Ивану, дочерям Елизавете и Наталье и племянникам «образование совершенно необыкновенное, столько дорогое, блистательное и дельное, что для того чтобы найти ему равное, должно подняться на самые высокие ступени общественных положений. Не говоря об отличнейших представителях московской учености, между наставниками в его доме можно было указать на два или три имени, известные европейскому ученому миру».

«СОБРАНИЯ» В ДОМЕ КНЯЗЯ

Дмитрий Михайлович, как и отец, автор труда «О повреждении нравов в России», придерживался консервативных взглядов. Тем не менее в его доме часто вспыхивали споры, которые затевала молодежь - дети князя, братья Чаадаевы и Грибоедов. Исследователи творчества Александра Сергеевича полагают, что отзвуки «Собраний князя Щербатова» угадываются в «Горе от ума».

В частности, в разговоре Чацкого с Фамусовым, а в Чацком нетрудно рассмотреть черты самого поэта и поклонников княжны Натальи Щербатовой. Бесстрашная наездница, волевая, властная, остроумная, интересовавшаяся политикой нисколько не меньше брата, она была одинаково хороша и недоступна. Московские слухи утверждали, что она была предметом обожания Грибоедова, что из-за нее кузен П. Чаадаев отказался от семьи и личной жизни, что перед ней благоговел В. Кюхельбекер, что к ней одновременно сватались сослуживцы брата по Семеновскому полку И. Якушкин и Д. Нарышкин. Поговаривали, что неразделенная любовь привела Якушкина к мысли о самоубийстве, но от необдуманного поступка его удержала сама Наталья Дмитриевна.

Выбор ее пал на князя Ф. Шаховского, который был дружен с Якушкиным. К тому же и Щербатовы, и Шаховские владели имениями в Ардатовском уезде. Да и братьям Чаадаевым принадлежало имение *' в Хрипунове.

Но каково было князю Д. Щербатову, не замешанному ни в каких сомнительных историях, известному в Москве своими консервативными взглядами, узнать на старости лет, что племянник П. Чаадаев объявлен сумасшедшим из-за своих вольномыслий, что зять Ф. Шаховской объявлен государственным преступником, участником заговора против монарха...

Данный материал может быть использован другими источниками информации только с письменного согласия МАУ «Редакция газеты «Арзамасские новости»

Источник

Просмотров: 2881


Просмотреть свежие комментарии

Другие новостные материалы

Новости Арзамаса

Новости города на сайте Арзамас Гид

добавить на Яндекс
Кинотеатр Люмен Фильм

Афиша кинотеатра Люмен Фильм

добавить на Яндекс
Телефоны Арзамаса

Телефоны организаций Арзамаса

добавить на Яндекс

© 2008–2018 гг.
Арзамас Гид – Путеводитель по городу

город Арзамас
Контакты: arzamasgid@yandex.ru

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

160x220
160x220