160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
Арзамас Гид

Ветераны Воспоминания Н.А. Бабина


Автор Н. Никитина от 22.03.2015, 17:51

В декабре 1942 года Николай Андреевич получил второе ранение - в левую руку. К тому же у него были обморожены большие пальцы ног. И троих счастливчиков, оставшихся в живых от взвода, обмороженных и раненых, отправили в госпиталь. А затем Николая Андреевича вновь отправили учиться - на курсы младших лейтенантов. Они, лейтенанты и младшие лейтенанты, на фронтах гибли «пачками», а потому всегда ощущался их дефицит. После присвоения звания Николая Андреевича направили на Западный фронт командиром штурмового взвода стрелкового полка. В этом полку еще до прибытия в него Н.А. Бабина служил и погиб Александр Матросов.

- В сентябре 43-го шли ожесточенные бои на подступах к Смоленску, - продолжает свой рассказ Н.А. Бабин. - А я родился тоже в сентябре, но только 23-го. И в шутку говорил своим однополчанам, что если не убьют в сентябре, то жить буду долго. Не хотелось умирать в 20 лет.

- Он прошел всю войну, с 41 -го по 45-й, а затем еще сражался и с бандформированиями, был неоднократно ранен, - рассказывает про Николая Андреевича председатель Совета ветеранов колонии А.Центнер.

- Долгое время работал в системе уголовного исполнения наказаний на Севере, а когда вышел на пенсию в звании майора, проживал на Высокой горе и работал в колонии вольнонаемным. В сентябре ему исполнится 92 года, поэтому сейчас он живет у дочери в Нижнем Новгороде. Но мы каждый год передаем ему поздравления и подарки через его зятя, проживающего в Арзамасе. Николай Андреевич много рассказывал о своем военном пути ребятам, отбывающим наказание в нашей колонии. И они слушали его, затаив дыхание.

Первое ранение

Родом Николай Андреевич Бабин из Тоншаевского района. Как он вспоминает, из каждых 100 человек 1922-23-24 годов рождения, ушедших на войну из этого района, в живых оставались двое.

- Из 19 моих родственников, ушедших на фронт, вернулся я один, - говорит он.

Война застала Николая Андреевича на заводе в г. Ревда Свердловской области, где он работал в ремонтном цехе слесарем. Недолго думая, парень со своим товарищем подал заявление в Ревдинский РК ВЛКСМ о направлении в действующую армию.

- Мы были значкистами БГТО и Ворошиловскими стрелками, - рассказывает Николай Андреевич. - И нас в количестве 12 человек направили в формировавшийся в Свердловском обкоме КПСС полк со штабом. Однако мандатная комиссия не приняла меня, сказали, что, дескать, надо немножко подрасти. Восемнадцать лет мне исполнялось только в сентябре. Но в декабре 41 -го я все- таки ушел на фронт.

Хлебнуть парню, почти мальчишке, как и многим его сверстникам, довелось немало. А некоторые военные эпизоды особо врезались в память.

- В марте 1942 года мы были на Северо-западном фронте под Старой Русой, - вспоминает Николай Андреевич. - Нас влили в состав 929 стрелкового полка 56 дивизии 39 армии. Я был командиром отделения полковой разведки. Бои шли кровопролитные. Здесь я и получил свое первое тяжелое ранение осколком мины в ягодицу. Через 12 лет, в 1954 году, этот осколок вынули у меня из мочевого пузыря. После ранения лежал в госпитале в Казани, а затем меня направили на учебу в военное училище в г. Глазов Удмуртской АССР. Здесь я и учился по октябрь 42-го годэ. Осенью 1942 года обстановка на фронте была тяжелая, и наше училище в полном составе направили на фронт. Я был зачислен командиром пулеметного отделения пулеметного батальона 19 гвардейской стрелковой дивизии.

В боях под Великими Луками мы уничтожили из «максимов» около роты фашистов. Их, убитых, было столько, что поле казалось черным, фрицы лежали один на другом. Эта страшная картина до сих пор стоит у меня перед глазами. Но на войне как на войне. Мы их в Советский Союз не звали... Обороняемую сопку мы не сдали, хотя от взвода нас осталось всего три человека.

А моя шутка взяла да и обернулась реальностью: в сентябре 43-го меня не убили, и живу я долго...

В сентябре нам было приказано освободить деревушку, находящуюся километрах в 20 от Смоленска, и взять г господствующую высоту. Я свой взвод повел прямо через овсяное поле на исходные позиции короткими перебежками. Были мы все в панцирях и касках. Подползли с вплотную к огородам и стоящей здесь бане. Я хотел заползти в предбанник и только голову за косяк просунул, как получил по ней удар пистолетом. Это немецкий офицер хотел оглушить меня. Но каска смягчила удар, и я несколько раз выстрелил, успев заметить, что одна пуля попала фашисту в живот, другая в грудь. Я потерял сознание. А когда очнулся, увидел, что немец мертв. А в это время мои бойцы сражались между соломенных снопов на поле, и дело дошло до рукопашной схватки. В результате мы взяли в плен человек 15 фашистов. После взятия деревушки, отправив в тыл пленных, мы штурмовали высоту. И тут по мне ударил очередью немец и побежал. Три пули попали мне в панцирь, а одна - в левую руку.

Но я все-таки убил убегающего фашиста. Когда отходили от деревни, меня, раненого, сопровождала медицинская сестра Аня. Но только мы поднялись на бугор, как сестричку ранило в голову и ногу. Пришлось теперь мне тащить ее на себе... Ранение под Смоленском было у Николая Андреевича уже третьим по счету.

Не верьте, что я погиб

После госпиталя его направили на 3-й Белорусский фронт командиром минометного взвода 192 дивизии 490 полка. Он помнит, как в ночь с 16 на 17 мая 1944 года ходил за языком, и после этого ему дали месячный отпуск. На рассвете 21 мая он подходил к родному дому, и сердце сжималось от тревоги и трепетало от радости... А затем - вновь на фронт, в родную дивизию.

- В этой дивизии я дослужился до звания старшего лейтенанта. Осенью 44-го мы вели тяжелые бои на Немане, на реке Шушуне в Литве. В 490 полку я принимал участие в освобождении г. Орши, Минска. Командиром полка у нас был подполковник Перепелицын. После его ранения полк возглавил майор Усенко. Но он подорвался на мине, и полк принял подполковник Лыков. С Лыковым мне пришлось спасать полковое знамя, так как наш штаб разбили немцы.

А в Восточной Пруссии Н.А. Бабин принимал участие в прорыве обороны, поддерживая солдат минометным огнем.

- В нашей траншее, на исходных позициях, был убит командир стрелкового взвода, и я поднимал бойцов в атаку, - вспоминает Николай Андреевич. - Атака была очень стремительная, и мы быстро заняли первую и вторую траншеи немцев, а третью не могли осилить. В это время фашисты вновь отбили свою первую траншею, и мы оказались между ними.. На нашем участке стоял двухэтажный особняк, и мы заняли его. Вынуждены были вызвать огонь на себя, а сами укрылись в подвале. Но рация - будь она не ладна - вышла из строя, и мы не могли остандвить огонь своих батарей, которые лупили по зданию так, что весь второй этаж был разбит. Только на третьи сутки нас освободили наступающие части. А мы уже, если честно, попрощались с жизнью, да и в родном полку нас похоронили. После этого меня и еще троих моих товарищей направили на 15 суток в дом отдыха. И мне пришлось срочно писать домой, что если придет на меня похоронка из полка, не верьте: я жив-здоров, отдыхаю в Литве в бывшем имении пана Потоцкого.

22-летний инвалид

В январе 45-го в Восточной Пруссии под Фуксбергом Н.А. Бабин получил четвертое ранение.

- Дело было так, - рассказывает он. - Накануне у меня поднялась высокая температура, я даже сознание терял. Лежал на койке на первом этаже пятиэтажного дома. А на рассвете приехал верхом на лошади ординарец и крикнул, что через этот участок выходит крупная немецкая часть из нашего окружения. Две медицинские сестры начали вывозить на лошадях раненых из дома. Только мы вышли из помещения, как снарядом одну лошадь убило. Я услышал, что немцы кричат: «Русь, сдавайся!» Все, кто мог из раненых, и мы с ординарцем отбивались от фашистов гранатами. К счастью, у смены в ящиках было много немецких гранат. Так мы отбили три атаки. После этого немцы стали заходить с правой стороны домов. Сестрички крикнули, что всех раненых из здания вывезли. Последними погрузили тех, кто был без ног, и ординарец повез их, а я с ходячими ранеными прикрывал отход. В это время пуля и прошила мне левую ногу. И только километра через три я перевязал себя. В сапоге булькало от крови.

Позднее я узнал, что наши сестрички поотстали и погибли. У одной разрезали груди, а другую штыком закололи в живот.

Демобилизовался Н.А. Бабин в июне 1946 года инвалидом Великой Отечественной войны. А было ему в ту пору всего 22 годочка... И сейчас в нем более 50 металлических осколков от 2 разрывных пуль в левой руке. Война до сих пор дает о себе знать.

Николай Андреевич награжден орденами Отечественной войны 2 степени и Красной Звезды, медалями «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией», Благодарностью от Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

Арзамасские ведомости 1858

Просмотров: 3162


Просмотреть свежие комментарии

Другие новостные материалы

Новости Арзамаса

Новости города на сайте Арзамас Гид

добавить на Яндекс
Кинотеатр Люмен Фильм

Афиша кинотеатра Люмен Фильм

добавить на Яндекс
Телефоны Арзамаса

Телефоны организаций Арзамаса

добавить на Яндекс

© 2008–2018 гг.
Арзамас Гид – Путеводитель по городу

город Арзамас
Контакты: arzamasgid@yandex.ru

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

160x220