160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
160x80
Арзамас Гид

Ветераны Крепость и воля


Автор М. Пушкарева от 05.04.2015, 17:23

Огромная сила воли помогла участнику Великой Отечественной А. Плешакову выжить в аду фашистских концлагерей. Родился Алексей в год Октябрьской революции в Ездакове. Семья жила бедно, а пареньку хотелось учиться. Упрямо преодолев материальные трудности, он закончил восьмилетку и бухгалтерские курсы. А потом, поддавшись всеобщему энтузиазму, уехал по комсомольской путевке строить Комсомольск-на-Амуре. И нужно такому случиться - встретил там земляка, будущего Героя Советского Союза М. Сазонова. В детстве мальчишки особо не дружили - Михаил был старше Алексея на шесть лет. А тут, вдали от родного дома, оба обрадовались встрече, не могли наговориться. Но вскоре Михаила призвали в армию, а через четыре года ушел служить и Алексей. И пути парней разошлись. Забегая вперед, следует сказать, что земляки разыскали друг друга после войны и частенько встречались. Фронтовики собирались написать совместные воспоминания о войне, но не получилось. М. Сазонов ушел из жизни раньше, а А. Плешаков успел оставить нам, ныне живущим, горький рассказ о своей военной судьбе, на основе которого и написан этот очерк.

В 1941-м Алексей отправился из Хабаровского края в столицу и поступил в Московское военно-политическое училище. Вскоре началась война, у курсантов уплотнился порядок занятий, и в конце сентября ему присвоили звание младшего политрука и направили на фронт под Смоленск в стрелковую роту, оставшуюся из-за тяжелых боев без командиров рот и взводов. В октябре в одной из схваток с врагом Алексея тяжело ранило в живот. И когда его привезли в госпиталь и стали раздевать, готовя к хирургической операции, он вспомнил - у него же в кармане шинели лежит заряженная граната. Собрав последние силы, крикнул медикам, чтобы отошли как можно дальше, осторожно достал страшный предмет и удалил запал. На этот раз парню просто повезло, ведь извлеченный из его тела осколок мины прошел буквально в двух-трех сантиметрах от этого небольшого разрывного снаряда. Еще немного, и раненый погиб бы на месте.

После операции его на четыре месяца отправляют на лечение в Ташкент. Отвыкшему от мирной жизни, Алексею непривычно видеть работающие магазины, киоски, рынки, где торгуют овощами и фруктами. А как вокруг солнечно и тихо, не стреляют пушки, не рвутся снаряды. Но все когда-то кончается. Здесь, в глубоком тылу, на территории местного ипподрома формируется 120-й стрелковый полк, в него направляется подлечившийся младший политрук. Начинаются ускоренные занятия боевой подготовки, и воинскую часть перебрасывают в морозную заснеженную Тулу, где еще месяц продолжаются учения. А в начале апреля полк отправляют на фронт. Наступает распутица, дороги превращаются в сплошное месиво, в окопах сыро, холодно. И задача А. Плешакова - поднять боевой дух бойцов, отвлечь от грустных дум, вселить уверенность в победу. Для этого все средства хороши.

Как-то комиссар полка вручил ему книжку А. Чехова «Руководство для желающих жениться», где с присущим писателю юмором описываются достоинства и недостатки брюнеток, блондинок, шатенок. Прочитали книжицу, споров, смеха среди солдат оказалось столько, хоть отбавляй! Веселые эмоции немного сняли нервное напряжение людей. Когда чуть подсохло, стали готовиться к наступлению, ремонтировали дороги, засыпали воронки от разрывов снарядов, рыли ходы сообщения. В начале лета начались ожесточенные бои, отдельные высотки, села, деревеньки по нескольку рае в день переходили из рук в руки. Однажды командир полка отдал приказ внезапно атаковать немцев. В середине дня, когда те не ожидали нападения, наши неожиданно ворвались в окопы врага, в ход пошли гранаты. Взрывы, пыль, гарь, автоматные очереди, крики, стоны раненых. К началу октября 1942-го после беспрерывных боев в роте Плешакова осталось сорок два человека.

А беда уже ходила за ним по пятам. В один из коротких дней затишья он решил провести среди солдат очередную политбеседу и прихватил с собой свежий номер «Правды». И тут немцы открыли минометно-артиллерийский огонь. Погиб пулеметчик, и Алексей занял в окопе его место. Несколько раз у ног падали немецкие гранаты, но удавалось отбросить их туда, откуда прилетели. Фашисты смогли нащупать маленькую брешь на стыке двух наших взводов и прорваться в окопы. Завязался рукопашный бой. И те, и другие с озверевшими лицами бросались друг на друга. Алексея сбил с ног немецкий солдат, наставил на него автомат. В следующий миг товарищ по взводу поспешил на выручку и пристрелил врага. Но тут у ног младшего политрука разорвалась граната, и он, тяжело раненый осколками, свалился на дно окопа. Из разорванных сапог текла кровь, от контузии звенело в ушах, перед глазами двоились огненные круги. Его охватила такая невыносимая боль, что захотелось покончить с собой. Остановила надежда на то, что, возможно, сейчас наши пойдут в контратаку и выручат. Действительно, наши пошли в атаку и отняли у врага потерянные позиции, но только через двое суток.

Алексей Иванович узнал об этом через десять лет после войны, когда случайно встретился с однополчанином. Это будет потом, а тогда всю ночь он полз к тому спасительному кустарнику, откуда ждал помощи. Вокруг лежали убитые, он переползал через них, от боли теряя сознание, и снова двигался вперед. Хотелось пить, на зубах скрипел песок. Наступила темнота, когда в ходах сообщения появились фашисты. Он прикинулся мертвым, и они своими сапожищами наступали ему на грудь, лицо, раненую ногу - он все выдержал, не застонал. Так добрался до оврага, выполз из окопа, увидел восход солнца и ... немцев. Очевидно, саперы натягивали тут проволочные заграждения. Враги окружили младшего политрука, о чем-то посовещались и поволокли по земле. По дороге он несколько раз терял сознание. Очнулся в каком-то деревянном доме после операции, ему ампутировали ногу. В полубредовом состоянии сутки провалялся на грязном полу. На другой день вместе с другими ранеными отправили в лазарет для советских военнопленных, который находился в Рославле. К вечеру у Алексея поднялась температура, в бреду он звал своих товарищей по взводу в атаку, кричал, сдирал бинты.

Пожилой хирург из военнопленных считал его обреченным, но виду не подавал, а, наоборот, старался всячески подбодрить. Да и весь обслуживающий персонал из числа пленных врачей и санитаров, как могли, облегчали страдания несчастных людей. Возможно, поэтому уже через полгода раненый начал потихоньку ходить с помощью костылей. К концу апреля 1943-го его перевели в концлагерь, расположенный на территории города, а потом в Бобруйский в Белоруссии. Пленных коммунистов гитлеровцы уничтожали в первую очередь. Тайну сохранить не удалось. Боец тоже с ампутированной ногой, с которым их везли в лазарет, рассказал соседям по нарам о звании Алексея, не думая о последствиях. Слух дошел до лагерного начальства. И его бросили в одиночную камеру холодную и промозглую, в которой он находился целый месяц, но снова остался жив.

В месте с другими узниками попал в печально известный концлагерь Майданек близ польского города Люблина. На поле, где содержались невольники, было построено двадцать два барака. Они располагались в два ряда друг против друга и образовывали своеобразную улицу, в середине стояла виселица. Алексей поступил в так называемый хирургический барак, где находились тяжелораненые пленные - кто без рук, кто без ног. Однажды к ним зашел парень и осторожно поинтересовался, кто из вновь прибывших Плешаков. Алексей отозвался. Пришедший увел его в сторонку и тихо, чтобы не услышали окружающие, произнес: «Плохи твои дела, в сопроводительных документах твоя фамилия подчеркнута красным карандашом. А это значит - ты кандидат в крематорий». Но шло время, и младшим политруком вроде бы уже никто не интересовался. И тут, где-то через месяц, к нему подошел молодой человек на костылях, представился Андреем Данилиным. «Я знаю, что вы политрук, меня послали в канцелярию переписывать разные документы. Я наткнулся на вашу личную карточку, мне удалось незаметно вытащить ее из канцелярии и уничтожить». Алексей насторожился. «Меня не нужно бояться, - успокоил его парень. - Я просто хотел предупредить, что тебе грозит серьезная опасность - газовая камера или крематорий». Наверное, благодаря этому смелому человеку им больше никто и не интересовался.

Казалось, зиме 1943— 1944 годов не будет конца! Больные, измученные узники с надеждой ждали весны, тепла. В холодных хирургических бараках гулял ледяной ветер. Печки-буржуйки из-за отсутствия дров почти не топились. Не согревала легкая рваная одежда. Беспокоили раны, не было здесь ни операционных, ни перевязочных. Не хватало медицинских препаратов, дезинфицирующих средств. Но врачи, санитары, сами пленные, старались всеми силами облегчить страдания своих пациентов. Редко, но перевязывали раны. И даже в таких нечеловеческих условиях Алексей не падал духом, верил в освобождение, в победу. Перед наступлением Советской армии немцы стали вывозить наиболее крепких пленных вглубь Германии, а остальных собирались сжечь, задушить, расстрелять, но не успели - 23 июля 1944 года Майданек был освобожден.

Наступила другая жизнь. Можно было никого и ничего не бояться. Воинская часть поставила бывших невольников на довольствие, все с нетерпением стали ждать возвращения на Родину. 28 августа 1944-го их разместили по вагонам, а 4 сентября поезд прибыл в Киев. К радости Алексея примешивалась тревога - что ждет его, военнопленного, впереди? Как отнесутся к нему на родной земле? Но волнения оказались напрасными. Его и остальных больных и тяжелораненых разместили в одном из киевских военных госпиталей. После ада Майданека условия лечебного заведения показались ему раем, а 654 кошмарных дня в неволе остались позади. Внимание и забота киевских врачей, медсестер, санитарок, чистота и порядок сделали свое дело - после длительного лечения Алексей Иванович пошел на поправку. Поселился во Львове, завел семью, связав на долгие годы свою судьбу с медсестрой, которая выхаживала его в госпитале.

- Дядя рассказывал мне, что, когда после лечения окреп, устроился на работу в артель инвалидов, - вспоминает его племянник В. Плешаков. - Потом по настоянию жены пошел учиться в институт текстильной промышленности, после трудился на ткацкой фабрике мастером, старшим мастером, начальником цеха. Последние десять лет перед выходом на пенсию занимал должность главного инженера. Алексей Иванович запомнился мне эрудированным, целеустремленным, понимающим шутку и ... заядлым рыбаком. Я думаю, что пройти круги ада, не сломаться, а приносить пользу Родине может только сильный духом человек, не потерявший интереса к жизни, ради которой перенес столько горя.

Данный материал может быть использован другими источниками информации только с письменного согласия МАУ «Редакция газеты «Арзамасские новости»

Источник

Просмотров: 3014


Просмотреть свежие комментарии

Другие новостные материалы

Новости Арзамаса

Новости города на сайте Арзамас Гид

добавить на Яндекс
Кинотеатр Люмен Фильм

Афиша кинотеатра Люмен Фильм

добавить на Яндекс
Телефоны Арзамаса

Телефоны организаций Арзамаса

добавить на Яндекс

© 2008–2018 гг.
Арзамас Гид – Путеводитель по городу

город Арзамас
Контакты: arzamasgid@yandex.ru

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

160x220